Мiръ и экономикаСреда, 26.09.2018, 07:30

Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории раздела
Мои статьи [13]
Статьи других авторов [20]

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Социнтегрум - цивилизационный форум

Главная » Статьи » Статьи других авторов

Кооперативы. Модель М.Чартаева
С начала 1990-х годов широкую известность получил исключительно яркий и убедительный опыт первопроходца по пути преодоления отношения найма – М.А.Чартаева. Впервые широкую общественность познакомил с ним доктор экономических наук С.Ю.Андреев, осенью 1992 года в передаче Ленинградского телевидения «Тринадцатый вопрос». По словам очевидца, «…в то время С.Ю.Андреев был председателем Ленинградского Совета трудовых коллективов и вместе с председателем Российского Совета трудовых коллективов А.В.Бобровским открыли этот уникальный опыт в советской перестроечной экономике. В июле 1993 года в Москве по инициативе Совмина РСФСР и Президиума Верховного Совета РСФСР было организовано совещание с участием более 2000 специалистов в области экономики и политики, представлявших все регионы России и её ведущие политические партии. Совещание проходило 2 дня под председательством премьер–министра Р.Хасбулатова и вице–президента А.Руцкого. На этом совещании система М.Чартаева впервые была предложена для обсуждения столь профессиональной публике и вызвала самую искреннюю заинтересованность. Группе специалистов, которые поддерживали М.Чартаева, поручили подготовить подробный анализ этого опыта и представить для обсуждения на следующем совещании, которое должно было состояться в 20-х числах сентября 1993 года»[189]. Но трагические события конца сентября – октября 1993 не дали этим планам осуществиться. В определенной степени популяризации опыта М.А. Чартаева способствовала и его активная пропаганда С.Н.Федоровым190. Оба первопроходца вступили на путь преодоления отношения найма независимо друг от друга в середине 1980-х годов, когда идея пропорционального разделения результатов труда, вызревшая в ходе развития коллективной организации труда, буквально «носилась в воздухе» и подобно радиоволне определенной частоты воспринималась теми, кто был на нее настроен. 

В 1985 году, в дотационном колхозе им. Орджоникидзе Акушинского района Дагестанской АССР его председатель, агроном по образованию, Магомед Чартаев вместе с членами правления разработал и вынес на суд колхозного собрания новую, необычную систему организации производства. Предельно популярно изложенная ее суть состояла в следующем: для того, чтобы колхоз выбрался из отсталости, на его расширенное воспроизводство, расчеты с бюджетом, банком нужно направлять 40–50% стоимости произведенной продукции. Но толк от этого будет только в том случае, если за результат своего труда каждое подразделение и каждый колхозник станут отвечать своим карманом – из него оплачивать производственные затраты на своем рабочем месте, продавать хозяйству (сдавать по внутрихозяйственным ценам) продукт своего труда и получать установленную собранием долю выручки за него. Затраты на средства производства, оплата специалистов и руководства, выручка за продукцию, отчисления в страховой фонд и т.д. – все это заботы не наемного работника, а хозяина, но замысел в том и состоял, чтобы каждый, оставаясь членом коллектива, стал хозяином на своем рабочем месте. Не просто «чувствовал себя хозяином», как нередко тогда говорили и писали, а действительно стал им. Собрание с решением правления согласилось.

Работать по–новому оказалось непросто. Тем более, что вычеты, составляя долю стоимости продукции и увеличиваясь или уменьшаясь вместе с ней, не могли быть ниже определенной суммы, которая взималась и при отсутствии выручки. Поэтому при низких результатах труда работник мог ничего не получить и даже задолжать хозяйству. Привыкнуть к столь жесткой и конкретной ответственности за результаты труда было нелегко. 
По результатам социологического опроса, проведенного вскоре после перехода на новую систему, продолжать работать в ее условиях не хотел никто. 90% опрошенных считали вычитаемую долю стоимости продукции чрезмерной, многие увольнялись, Не было поддержки и со стороны районных органов, рассматривавших новшество лишь как очередную форму «оплаты труда», а некоторые и прямо противодействовали, считая, что она лишь «воспитывает рвачей и ловчил». 

Однако через год работы результаты оказались положительными. Снизились затраты на единицу продукции, хозяйство впервые вылезло из долгов и получило средства для развития. Постепенно перестроились на новый лад и люди. И если через год работы треть колхозников оказались банкротами (их убытки пришлось покрывать из коллективного страхового фонда, с условием последующего возврата), то следующий год все закончили с плюсом. Поняли, что это серьезно…И притягательность свободного труда оказалась таковой, что возвращаться к прежним порядкам никто не захотел. 
В системе М.Чартаева удалось адекватно оценить в рублях результаты труда каждого работника и довести ответственность за результат труда до каждого конкретного человека, чего не было в других системах коллективной организации труда. Достигнуто это тем, что восполнение производственных затрат (в том числе на услуги специалистов) из выручки за продукцию, предоставлено самому работнику. При этом пропорциональное разделение выручки (вычет ее доли, в, по норме Нв) производится после уменьшения работником выручки, w, на сумму производственных затрат, c, то есть вполне в соответствии с уже известным нам выражением: 

в = (w-c)Не 

Особенность состоит в том, что определение разницы между выручкой и производственными затратами, как и самой выручки, и затрат проводится не вне рабочего места, как при других формах коллективной организации производства, а непосредственно на рабочем месте самим работником. 
Соответственно оценка трудового участия работника в достижении общего результата труда – наиболее ответственный и сложный момент коллективной организации производства – в значительной мере, если не полностью, превращается в его самооценку. Вопрос даже не то, чтобы разрешается, как бы сам собой. Он, как подлежащий разрешению вопрос просто не возникает. Следует, однако, иметь в виду, что, как отмечалось выше, уже сам факт пропорционального разделения труда (его результата) превращает частную собственность (любую ее разновидность) в общественную, то есть одновременно и индивидуальную, и коллективную, и общенародную. Но если в рассмотренных перед этим примерах на первом плане был коллективный характер общественной собственности, то в системе М.Чартаева, хотя норма вычетов (а значит и доля работников в результате труда) тоже определяется коллективно, на первом плане – ее индивидуальная сторона.

Из всех видов производительного труда именно сельскохозяйственный труд, будь то труд чабана, доярки или механизатора, самый творческий. Здесь человек имеет дело с живой природой, вечно изменчивой и никогда в точности не повторяющейся. Поэтому в аграрном труде высокая степень свободы деятельности работника не только возможна, но и необходима. В нем особенно велико значение интуиции, развитость универсального характера человеческой природы, вообще личностные качества работника. Может быть, в силу этого выдвижение на передний план индивидуальной стороны общественной собственности в сельском хозяйстве наиболее естественно и целесообразно. В то же время, скажем, на крупном заводе радиоэлектронной или авиакосмической промышленности, где и характер технологического процесса и требования к работникам совершенно иные, более оправдан будет, вероятно, упор на коллективное определение норм участия работников в результатах труда и, следовательно, на коллективную сторону общественной собственности. Впрочем, жизнь изобретательнее абстрактных схем. Она и предложит, и отберет наилучшие в каждом случае варианты. Можно представить и ситуации, когда нормы участия работников в результатах труда (например, отрасли или всего народного хозяйства) определяются на общенародном уровне, и на первый план выступает общенародная сторона общественной собственности, хотя она и в этом случае останется и индивидуальной, и коллективной, и общенародной. 

Иными словами, в зависимости от конкретных условий, общественная собственность может быть не менее разнообразна, чем частная. Ее отличительная черта – не те или иные детали организации, а пропорциональный способ разделения результатов труда. В связи со сказанным, важно подчеркнуть, что в системе М.Чартаева, где индивидуальная сторона общественной собственности нашла, возможно, свое наиболее полное и последовательное выражение, общая сумма вычетов труда распределяется между различными коллективными фондами по тому же, долевому принципу, что и вновь созданная стоимость, то есть пропорционально. Иными словами общая норма вычета дохода (40% в животноводстве и 50% в других отраслях), пропорционально распределяется между вычетами в различные фонды:

Нв= (Нв1+Нв2+ … Нвn)

[justify]При этом определенная доля результатов труда каждого работника направляется в фонд развития производства, на пополнение принадлежащего работнику имущественного пая, другая – в коллективный фонд дивидендов, распределяемых пропорционально величинам имущественных паев. Использование работниками этих дивидендов на развитие средств производства совершенно наглядно и осязаемо превратило каждого работника колхоза в непосредственного инвестора и совладельца своего коллективно–кооперативного предприятия. Соответственно, колхоз был переименован в союз собственников–совладельцев «Шухты». 

«Отвечая на вопросы, действительно поставленные жизнью, а не высосанные из пальца, – писал М.Чартаев – мы на третьем году работы должны были ответить на вопрос – чья же у нас собственность? Люди способны решить любые проблемы, но направление поисков решения определяется наличием или отсутствием совести. Есть совесть – тогда возникают ответы, исключающие несправедливость. Решили мы и эту проблему. Подняли все архивы с момента организации колхоза в 1936 году, посчитали прирост основных фондов за каждый год, выяснили, кто и сколько работал, создавая этот прирост. Распределили его между работниками пропорционально вкладу каждого. Просуммировали по годам и расписали по личным счетам. Таким образом, распределили капитал между всеми, кто его создавал. Если человек умер, его доля доставалась его наследникам. Тут есть одно очень важное следствие. Поскольку каждый работник, используя прошлый труд, овеществленный в основных фондах, в первую очередь восстанавливает стоимость самортизированного имущества, то тем самым восстанавливает используемый капитал, а, значит, и прошлый труд своих предшественников. Следовательно, сколько бы лет ни прошло, личный инвестиционный счет каждого будет состоять из собственного капитала и капиталов его предков. И всегда можно сказать: вот мой вклад в наше богатство, вот – моего отца, вот – деда, прадеда…»

Здесь, опять же в связи с особенной индивидуализированностью всей системы внутриколлективных производственных отношений, дивидендам, как 
особой форме вычетов в коллективные производственные фонды, которыми распоряжаются сами работники непосредственно на своих рабочих местах, принадлежит особая роль. При других разновидностях общественной собственности вычеты в аналогичные фонды могут проявляться иначе, к примеру, производиться напрямую и использоваться коллективным советом. Это отнюдь не значит, что работник, непосредственно не участвующий в инвестировании своего коллективного производства с помощью дивидендов, не является его действительным совладельцем. 

Дальнейшим развитием отношения пропорционального разделения результатов труда стало в системе М.Чартаева отчисление доли коллективных доходов в фонд дивидендов по земельным паям, откуда поступающие в него средства распределяются поровну среди всех жителей поселения, от младенцев до стариков. Это связало доходы школьных учителей, медицинских работников, милиционеров с результатами труда каждого работника производственного коллектива, определило их непосредственную заинтересованность в том, чтобы труженики хозяйства не болели, работали в полную силу, были спокойны за детей и надежно защищены от царящего вокруг разгула преступности. 

Очевидно, здесь, как и применительно к дивидендам на имущественные паи, имеет место не что иное, как особая форма ранее упоминавшихся вычетов коллективного труда в местные фонды. Внешне капиталистические формы в условиях пропорционального разделения труда наполняются качественно иным содержанием. Кстати, дивиденды появились в хозяйстве не сразу. И работники не потому стали совладельцами, что им стали начислять дивиденды, а наоборот, дивиденды стали начисляться работникам потому, что они стали совладельцами. Вот как об этом писал сам М.Чартаев: «Годами мы не могли заставить людей думать об экономике предприятия, теперь же не было отбоя от вопросов. Первыми забеспокоились те, кто лучше работал и чья доля в инвестициях, соответственно, была больше. „Если результат труда – моя собственность, то и средства, идущие на развитие производства, – мои. Я хочу видеть свои деньги", – говорили они. Тогда мы завели личные счета на каждого, где записывали суммы, инвестированные конкретным работником. Тогда появились другие вопросы: „Если у меня на инвестиционном счете 10000 рублей, которые используются в производстве и дают доход, то почему я не вижу этого дохода, ведь за используемые основные фонды я плачу, как и все?" Тогда в части „накопление" (долевой вычет из всей выручки за продукцию. – А.М.) были определены доли для формирования дивидендов на имущественные и земельные паи. Дивиденды на земельные паи выплачиваются каждому жителю территории по праву рождения как совладельцу земли, а дивиденды на имущественные паи – пропорционально доле в общественном капитале». 

Для защиты от галопирующей инфляции и ценовых диспропорций, все внутрихозяйственные расчеты стали вести в ценах 1990 года, компенсируя инфляцию и диспропорции рыночных цен из специального резервного фонда. Показательно, что стабилизация внутреннего рубля посредством его трудового обеспечения стала необходимым условием преодоления найма и перехода к свободно ассоциированному труду уже в масштабе коллективного сельскохозяйственного предприятия. Не менее показательно, что и в столь ограниченном масштабе эта задача успешно решается. 
Все отмеченные связи форм пропорционального разделения результатов труда в ССС «Шухты» описываются следующими зависимостями: 

w = н + п;

н = wНн;

Нн =( Нврук + Нвсоц+ Нврез+ Нвстр+ Нвразв+ Нвфдип+ Нвфдзп);

п = w(1– Нн) = ссп + (п – ссп);

(п – ссп) = сусл.спец + д;

сусл.спец = (п – ссп)Нвусл.спец;

д = w(1–Нн) – (ссп – сусл.спец) =(w – c)Нд.

где: н – «накопление» – доля результатов труда работника, пропорционально распределяемая на вычеты в различные коллективные фонды; 
п – «потребление», доля результатов труда, идущая на потребление, в том числе, и на производственное потребление работников; 
Нн – общая норма вычетов труда в коллективные фонды; 
Нврук, Нвсоц, Нврез, Нвстр, Нвразв, Нвфдип и Нвфдзп – нормы вычетов в фонды, соответственно, руководства коллектива, социальный, резервный, страховой, развития производства и в фонды дивидендов на земельные и имущественные паи; 
ссп – производственные затраты на средства производства; 
сусл. спец – производственные затраты на оплату услуг специалистов. 
Нусл. спец – норма расходов на оплату услуг специалистов 

Более наглядно эта система зависимостей может быть представлена как 

н = wНн=w(Нврук + Нвсоц + Нврез + Нвстр + Нвразв + Нвфдип + Нвфдзп)
w < ссп
п=w(1–Нн) < сусл.спец = (п–ссп)Нусл.спец
(п–ссп) <
д= w(1–Нн)–(ссп – сусл.спец.) = (w–c)Нд 

Как и все не произвольно выдуманное, а действительно естественное и живое, система М.Чартаева развивалась, приобретая свои основные черты постепенно, в силу необходимости. По мере преобразования отношений хозяйство укреплялось и жизнь в нем менялась к лучшему. 

Каковы же общие результаты? 
По словам М.Чартаева «Самый главный экономический показатель – затраты. Себестоимость продукции за первые три года уменьшилась в четыре раза и продолжает снижаться, хотя и не такими темпами. Производительность труда за 10 лет работы выросла в 64 раза. Чтобы не подумали, что это опечатка, – подчеркивает Чартаев, – скажу по–другому, 6400 процентов. Это, естественно, в сопоставимых ценах, а не за счет инфляции. При такой производительности труда можно многое себе позволить, поэтому уровень жизни в нашем союзе примерно на порядок выше, чем в среднем по стране. Это подтверждается таким объективным показателем, как уровень рождаемости. При отрицательном приросте населения в Дагестане (как и в России в целом) в нашем союзе рождаемость в шесть раз превышает смертность. За последние три года поголовье овец увеличилось в три раза, поголовье крупного рогатого скота – на 50 процентов, посевные площади увеличились на 50 процентов. Ведется интенсивное жилищное строительство – в 1995 году для членов союза построено 60 трехэтажных коттеджей, развивается социальная инфраструктура. Появились новые направления деятельности: переработка, строительство, транспортные услуги». 

Впечатляющая картина! А вот взгляд со стороны: «Лучшей эффективности труда, чем у Чартаева, повторим, мир не видел. Автор знает, что говорит, поскольку занимался бюджетными вопросами как в государствах социально направленной экономики (Швеция, Германия, Сингапур), так и более жесткого капиталистического образца (Америка)». Вспомним, это же говорилось о труде артельных строителей Транссиба, о работе звена В.Первицкого. Капиталистический мир такого труда и таких результатов, действительно, не видел и не увидит!

Но это все – экономическая сторона дела. Не менее поразительны результаты с точки зрения социолога. «Социальные конфликты, – пишут Н.А.Мумладзе и Б.В.Кузьмин, – не имеют в ней (системе М.Чартаева. – А.М.) места, они носят производственный характер. Всё движение направлено в развитие, на своём пути оно не находит препятствий в сознании людей. Можно считать основанием этого исключительную простоту и гармоничность самой модели. В ней не остаётся места теням. Она прозрачна, понятна и именно этим увлекает каждого. Люди в ней становятся богатыми, но богатыми производителями, а не потребителями. Богатство даёт возможность развиваться и помогать другим (здесь и дальше выделено мной. – А.М.) за счёт увеличения ёмкости потенциала общественного богатства, но главным остается гармония общественных и производственных отношений, позволяющая созидаемое сохранить. Модель даёт путь воплощению мечты. Она оставляет право на экономическую ошибку, но эта ошибка не может быть смертельной (не будем забывать, что лучшей страховкой являются земельные и имущественные паи), эффект исправления ситуации хорошо виден уже на следующий день, а дважды банкротом еще никто не становился. Нет необходимости решать проблемы, они не воспроизводятся. Фактически мы имеем дело с социальной профилактикой в её наиболее совершенном практическом воплощении.

Полностью ликвидировано отчуждение от результатов труда. Разрешено противоречие между общественной и частной собственностью, между бедными и богатыми, потому что в модели каждому созданы условия обогащения как результат нормализации режима труда и производства. Возрастающее благосостояние каждого не вызывает негативной ответной реакции окружающих, так как соответственно возрастает благосостояние всех»[198]. 
Мы видим, что последовательная реализация пропорционального способа разделения труда обеспечила точное совпадение фактических изменений в отношениях между людьми, с теми, которые следуют из него теоретически. 

Пропорциональное разделение труда воскрешает традиционные нравственные каноны народа, из родника которых еще будут утолять духовную жажду наши дети и внуки. Отношения коллективного, общественного совладения результатами труда и средствами производства обеспечивают не только материальный достаток (его достичь можно и грабежом), но и позволяют жить по совести. А ведь это и есть та русская идея в ее самом лаконичном и емком выражении, которая возвращает нас к традициям Святой Руси и, вместе с тем, целиком и полностью совпадает с идеей коммунистической. 
Правы были народники, считавшие что русский человек – коммунист по природе[199], и история подтвердила их правоту. Здесь надо лишь уточнить – не только этнически русский, но цивилизационно русский, советский, российский – человек, живущий в поле русского культурно–исторического тяготения. Последнее подчеркивает и М.Чартаев: «специфика, на которую часто ссылаются, отмахиваясь от нас, действительно есть, но она не в особенности горного климата, не в сельскохозяйственном характере нашего труда и уж подавно не в форме носа наших собственников–совладельцев. Это чисто российские условия нашей прошлой и нынешней жизни (выделено мной. – А.М.), потому наш союз собственников–совладельцев – это наш Российский вариант, наш путь в будущее». 

В союзе собственников–совладельцев «Шухты» система наемного труда вытеснена и замещена системой свободно ассоциированного труда. Это не единственный, но, может быть, на сегодня самый яркий пример победы коммунизма (первой его фазы) над капитализмом в отдельно взятом колхозе. Более того, – это пример его безусловного превосходства и торжества даже в окружении самого что ни на есть дикого, бандитского капитализма. Это убедительный пример гармонии общественных отношений, ставшей возможной и на фоне всеобъемлющего хаоса и беспредела. 
Система Чартаева наглядно показывает масштаб превосходства коммунизма над капитализмом.

Итак,
Основные принципы модели:
- коллективно-долевая собственность на землю и имущество;
- товарно-денежные отношения между структурными подразделениями, принцип
купли-продажи полученной продукции, товарно-материальных ценностей, работ и услуг;
- материальная ответственность каждого совладельца собственности за
результаты своего труда на рабочем месте;
- остаточный принцип формирования и нормативный метод распределения
хозрасчётного дохода каждого коллектива и отдельного работника.

Принципы управления:
- неприкосновенность собственности Союза;
- полная независимость хозяйственной деятельности от государственных органов, общественно-политических организаций;
- неотъемлемость прав народного предприятия;
- участие совладельцев-собственников в управлении хозяйственной деятельностью и имуществом, в распоряжении доходами;
- выборность коллегиального руководства;
- отчётность перед совладельцами-собственниками всех органов управления.

Элементы управления включают:
- общее собрание – раз в полгода. Решение о созыве принимается – 1/3 голосов, права при ведении – 2/3 присутствия или уполномоченных. Решение принимается простым большинством голосов:
- общее собрание для принятия решений в бригаде;
- исполнительно-распределительный орган – Совет Союза;
- в основном представительские функции председателя.

Опыт работы модели Чартаева основан на следующем:
- бесплатное экономическое закрепление собственности-капитала на основные
фонды и оборотные средства, а также на землю за каждым работником, включая
пенсионеров, и за жителем посёлка вообще;
- передача в руки работников механизма расчёта дохода;
- самоинвестирование производства;
- самоначисление заработной платы;
- десятикратный рост производительности труда;
- оценка управленческой деятельности и труда специалистов как участие в
предпринимательстве;
- распределение по паям собственников ежегодного прироста стоимости основных
и оборотных фондов в хозяйстве пропорционально трудовому вкладу;
- ликвидация обезлички и расточительства;
- формирование субъекта собственности;
- организация надёжной системы территориально-производственного
самоуправления;
- устранение противоречия между частным и общим, между бедностью и
богатством;
- включение таких категорий антикризисного управления как: интерес,
стимулирование, учёт и планирование, оценка, мера и измерение, информация,
организация, самоуправление и саморегулирование (обратные связи);
- применение принципа оплаты по труду – по затратам труда (прошлого и
настоящего) и по результатам труда, то есть по его общественной полезности;
- только реализованный продукт является конечным результатом труда, это уже
основание физической (обеспеченной товаром), а не монетарной (пустой) экономики;
- проведение политики социальной профилактики;
- показатели планирования стали показателями стимулирования, что обеспечило
единство общественных и личных интересов.



Модель коллективного предприятия, разработанная и претворенная в жизнь М. Чартаевым и его единомышленниками, нацелена на превращение отдельного работника трудового коллектива в целом из продавцов своей рабочей силы в продавцов произведенных ими товаров и услуг, и, следовательно, в работников предпринимателей, 
Отсюда такие базовые характеристики модели М. Чартаева: 
1. Все работники - собственники имущества хозяйства. 
2. Демократия на производстве (высшим органом управления Союзом собственников-совладельцев Шухты является общее собрание работников или собрание уполномоченных представителей трудовых коллективов Союза, принятие решений на основе принципа "один человек - один голос" и др.) 
3. Участие работников в доходе хозяйства в зависимости от результата их труда и величины средств, внесенных ими в имущество хозяйства. 
4. Остаточный принцип формирования дохода работника ( коллектива работников). Последний получает разницу между стоимостью произведенной и проданной ими продукции и его затратами на ее производство и сбыт. 
5. Плата работником за используемые им фонды хозяйства в форме арендной платы. 
6. Оплата труда руководителей путем определения общим собранием работников или собранием уполномоченных представителей трудовых коллективов Союза доли чистого дохода хозяйства, причитающегося каждому из них с учетом его конкретного вклада в производство и сбыт продукции хозяйства. 
7. Система внутрихозяйственного хозрасчета на основе согласованных самими работниками цен. 
8. Увязка результатов труда отдельного непроизводственного производителя и всех тех, кто прямо и косвенно его обслуживает как внутри хозяйства, так и за его пределами. Иными словами, на практике реализацию получает старая идея совокупного работника - "работника на конвеере". 
9. Работники хозяйства - внутренние инвесторы, жители территории - внешние. 
10. Право жителей данной территории на получение дохода тот природных ресурсов, вовлеченных в производство. 

Более чем десятилетний опыт работы Союза собственников совладельцев "Шухты" демонстрирует не только его жизнеспособность, но и немалые преимущества. За период с 1985 по 1993 г. при той же численности работников объем производства в хозяйстве руководимом М.Чертаевым увеличился более чем в 14 раз, производительность труда в 3 раза, а численность управленческого аппарата напротив сократилась в 7 раз. 

Неудивителен тот растущий интерес к чартаевскому эксперименту прежде всего со стороны основных действующих лиц на производстве: 
- Работников, подавляющее большинство которых отчуждено от управления производством и распределения его результатов. 
- Части администрации, заинтересованной в налаживании нормальной работы и улучшения социального климата на производстве (система М.Чартаева дает возможность ввести эффективную систему стимулирования мотивации труда работников). 
- Части так называемых внешних частных собственников имущества коммерческих организаций, заинтересованных в установлении действенного контроля за администрацией и получении стабильных и долговременных доходов от принадлежащего имущества ( система М.Чартаева основана на свободном доступе к экономической информации всех участников производства). 
- органов самоуправления (увеличение числа хорошо работающих предприятий расширяет налоговую базу для местного бюджета; появление дополнительных источников финансирования учреждений, обслуживающих предприятия и организации, перешедшие на систему М.Чартаева, что ведет к ослаблению нагрузки на местный бюджет; поддержание занятости на территории и т.п.). 

Если интерес к модели хозяйствования М.Чартаева перерастет в желание ( дополнительную возможность) внедрить ее у себя, это может быть сделано ы производственном кооперативе и обществе с ограниченной ответственностью ( путем принятия общим собранием членов кооператива или участников общества решения о введении системы М,Чартаева в ее главных характеристиках и внесении соответствующих изменений и дополнений в устав производственного кооператива или общества),а с большим трудом и немалыми издержками - и в акционерном обществе. Последний случай предполагает заключение договора между работодателем и органом, уполномоченным трудовым коллективом АО о внедрении системы М.Чартаева полностью или частично с внесением соответствующих изменений и дополнений в устав общества и текст коллективного договора: 
- создание работниками-собственниками органа управления акционерной собственностью работников на доверительной основе, который может быть так же использован для представительства работников-собственников на собрании акционеров, для организации выкупа имущества АО и др.; 
- образование работниками-акционерами консолидированного пакета принадлежащих им акций; 
- ограничение максимального числа голосов, предоставляемых одному акционеру; 
- замена акций облигациями, дающих их владельцу право на получение определенного дохода, но не участие в управлении АО в соответствии с долей в уставном капитале (в этом случае открывается возможность принятия решений на основе принципа "один человек - один голос"). 

Понятно, что выполнение всех этих требований в открытом акционерном обществе затруднено как существующим законодательством, так и действующими уставами подавляющего большинства открытых АО. 

В полном объеме система М.Чартаева может быть внедрена только в производственном кооперативе (артели) - объединении труда, условием членства в котором является личный труд граждан, и где член кооператива имеет один голос при принятии решений общим собранием. Отсюда весьма желательно провести преобразование объединений капитала, главным в которых является денежное или иное участие в имуществе коммерческой организации, а личный труд может вовсе не иметь место (хозяйственные товарищества и общества) в объединения капитала: производственный кооператив или артель (основание: Ст. 92, 107 и110 ГК РФ). 

Проблемы внедрения системы М.Чартаева не сводимы к вопросу о путях и механизмах реализации заложенных в ней принципов. 
Существует еще целый ряд обстоятельств, которые следует принять во внимание при распространении опыта Союза собственников-совладельцев "Шухты". Эти обстоятельства определяются как общими неблагоприятными экономическими условиями, так и тем, что система М.Чартаева разрабатывалась применительно к условиям сельскохозяйственного производства. 

Так, остаточный принцип распределения дохода, обеспечивающий ответственность работников за конечные результаты их труда, в условиях кризиса экономики и сжатия рынков сбыта может в ряде случаев вести к чрезмерному риску для работников, к большой степени негарантированности их доходов. Когда нет никаких не экономических ограничений величины фонда оплаты труда работника ( коллектива работников), но нет гарантий его получения, это может определять во многих случаях на одинаковое соотношение трудовых коллективов к внедрению у себя системы М.Чартаева в ее чистом виде. Это соотношение, опять-таки на наш взгляд, зависит, во-первых, от перспектив сбыта своей продукции (углубляющийся экономический кризис в стране, сопровождающийся постоянным ростом цен, ограничивает спрос населения на многие виды продукции; недоступно высокие для большинства предприятий ставки процентов за кредит, предоставляемый на производственные нужды, что удорожает производство и делает крайне неопределенной перспективу прибыльного сбыта произведенной продукции и т. п.); во-вторых, от степени действенного контроля со стороны работников за сбытом продукции и расчетами с ее покупателями. 

Поэтому в настоящее время следовало бы приступить к внедрению системы М,Чартаева в таких предприятиях, где можно рассчитывать на какую-то степень стабильности (разумеется, относительную ) в сбыте продукции. 

Это же обстоятельство (нестабильность сбыта и дохода) может ограничивать возможности коллектива ... работников и учреждения социальной сферы, и, следовательно, мешать применению одного из важных компонентов системы М.Чартаева. В промышленном производстве конвейерного или поточно-массового типа оказываются в силу технологических условий ограничены возможности приложения другого базового принципа системы М.Чартаева - наделение работника некоторыми предпринимательскими функциями. Конвейерная система является крайне жестокой, в ней за работником закрепляется одна или несколько рассчитанных операций, и в таких обстоятельствах стимулирующая роль внутренних цен оказывается незначительной - отдельный работник практически не в силах воздействовать на условия производства в силу жесткости действующих технологических нормативов. 

Поэтому для многих промышленных предприятий было бы целесообразно обдумать вопрос о модификации системы М,Чартаева. В качестве производителя и внутреннего предпринимателя мог бы рассматриваться при такой модификации не отдельный рабочий, а, например, автономная бригада, или иное объединение работников. Это зависит от реальных возможностей выделить такой микроколлектив, который был бы действительным производителем какого-либо промежуточного продукта. 

Существенное значение при практическом применении опыта Союза совладельцев "Шухты" имеет вопрос о том, кому на предприятии принадлежит реальная хозяйственная власть. Результаты внедрения системы М,Чартаева могут оказаться весьма различными в зависимости от того, обладают ли работники полнотой информации, реальным правом принятия решения, могут ли они, соответственно, осознанно принимать на себя хозяйственные риски, или, напротив, манипулирование всеми экономическими параметрами работы предприятия будет на деле происходить за их спиной. 
Вопрос о реальном участии работников в управлении и имуществе коммерческой организации является поэтому принципиальным. Там, где они практически отстранены от участия в управлении, не обладают контрольным пакетом акций в консолидированном виде, где "сосуществуют" два трудовых коллектива - трудовой коллектив наемных работников и трудовой коллектив работников-собственников, имеют место резкие различия между самими работниками-собственниками относительно величины индивидуальных пакетов акций /паев/, переход на остаточный принцип формирования дохода работника чреват для него в нынешней экономической ситуации в стране реальной угрозой полной потери дохода, что определяет тяготение работника в этих условиях к привычной для него форме дохода - заработной плате. 

Напротив, в коммерческих организациях, в которых власть в хозяйстве принадлежит всем работникам, владельцам контрольного пакета акций в консолидированном виде являются все или подавляющее большинство работников и где отсутствуют резкие отличия между величинами индивидуальных пакетов акций /паев/, введение системы М.Чартаева не только не угрожает интересам работников, но, напротив, отвечает им, еще больше вовлекая работников в процессы управления производством и распределения его результатов. Это повышает совокупный доход организации и индивидуальные доходы его работников, а риск, связанный с работой коммерческой организации в целом равномерно распределяется среди всех работников в соответствии с принятыми ими решениями. Степень этого риска может быть существенно уменьшена, если коммерческие организации, перешедшие на систему М.Чартаева, создадут свои опорные структуры - банки, консультативные службы и т. п. 

Ряд других вопросов встает при более внимательном ознакомлении с системой М.Чартаева с точки зрения степени ее демократичности /избрание членов Совета Союза собственников-предпринимателей "Шухты", как правило, из числа хозяйственных руководителей; избрание Председателя Союза и освобождение его от занимаемой должности происходит не тайным, а открытым голосованием и др./, преодоления границ наемного труда /член Союза вправе нанимать со стороны рабочую силу без всяких ограничений, равно как и контроля со стороны других членов Союза/, условий владения индивидуально-коллективной собственностью / при выходе работника из Союза по уважительной причине он получает 10 % суммы числящегося за ним пая, а при выходе работника по неуважительной причине бывший член Союза полностью лишается права на получение доли пая/, социальной защищенности членов Союза /отсутствие, например, оплачиваемых отпусков/ и др. /I, 32-36/. 
Эти критические замечания ни в коей мере не направлены на умаление достоинств системы М.Чартаева - оригинальной и доказавшей свою жизнеспособность/ сегодня пока еще она не может быть механически перенесена без должного учета специфики региона, отрасли, предприятия, а, скорее всего, и без внесения в нее определенных, а, может быть, и существенных изменений и дополнений.

Заключение
В этой работе логические, исторические и практические предпосылки преодоления капитала, выхода за рамки системы наемного труда показаны лишь в самых общих чертах. Представлен взгляд на них под углом, с которого раскрываются новые пространства для их чувственного восприятия, логического осмысления и практического преобразования.

Общество не есть механическая сумма хаотически подвижных и вечно сталкивающихся между собой индивидов, к чему его постоянно пытается низвести безнравственная и убогая практика всех шейлоков прошлого и современности. И общество, и человека они стремятся снизить до своего уровня. Но общество – это живой, постоянно воспроизводящий себя, развивающийся организм. От него не может быть свободен ни один человек. Но каждый человек может быть и будет свободен в обществе, освободив и общество, и себя от принципов и установлений системы стяжательства и насилия, раскрыв простор беспрепятственному и гармоничному развитию универсальной общественной природы человека. Производство и потребление связаны в обществе распределением и обменом. Поэтому, как связующее и опосредствующее звено, способ распределения определяет в обществе и способ производства, и способ потребления, и формы обмена. Он определяет способ общественного воспроизводства. При этом возможны и в настоящее время существуют два способа разделения результатов труда – непропорциональный и пропорциональный. Если результаты труда распределяются в обществе заведомо и преднамеренно непропорционально, – на заработную плату и прибыль, то таким же, непропорциональным оказывается в результате и общественное потребление (немногим – все, остальным – ничего), и общественное производство (не того, что нужно стране, а сырой нефти для Запада), и общественный обмен (неэквивалентный, по постоянно растущим ценам в обесценивающихся рублях). Это чужой для нашей страны, навязанный нам извне насилием и обманом путь, на котором нас ждет лишь дальнейшее порабощение, ограбление и вымирание. Это путь в никуда.
Ис
В противоположность этому некапиталистическое и посткапиталистическое (коммунистическое) пропорциональное разделение результатов труда на долю работников и долевые вычеты в общественные фонды обеспечит пропорциональное общественное потребление (каждому – по труду), пропорциональное, растущее производство (того, что нужно трудовому народу, а не мировой олигархии) и свободный эквивалентный обмен (по пропорциональным ценам в стабильных трудовых рублях). Этот путь есть органическое продолжение и развитие вековых народных традиций – путь достижения экономической и социальной гармонии, записанный в цивилизационном генетическом коде русского и других народов нашей страны, живущих веками в общем культурно–историческом пространстве России.

д.э.н. А.И.Колганов, 
д.э.н. О.В.Маляров, 
д.э.н.Э.Н.Рудык


Сумрак развеется и мы, оглядевшись по сторонам, вновь выйдем на предназначенный нам путь и пойдем по нему туда, где обретем Наше Небо и Нашу Землю.

Источник: Вече. info 


Категория: Статьи других авторов | Добавил: экономист (27.06.2012)
Просмотров: 1720 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск

Друзья сайта
  • Город 21 века
  • Мир развлечений
  • Кулинарные рецепты
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • Инструкции для uCoz


  • Любимые ссылки
    Программа ТВ

    Баннер сайта:
    banner



    Copyright MyCorp © 2018
    Сделать бесплатный сайт с uCoz